«Тайны Тюдоров»: кто мог нарисовать такие средневековые странности

В Англии 1560-х годов работал выдающийся художник — но он никогда ничего не подписывал и даже не был признан существующим, пока острый глаз Роя Стронга в 1960-х годах не заметил сходство стиля в ряде анонимных картин. Он назвал этого художника Мастером графини Уорик.

В Британии с 4 февраля начнется выставка таинственного и малоизвестного художника 16-го века, о котором мало что известно, рассказывают The Guardian.

В Фокус.Технологии появился свой Telegram-канал. Подписывайтесь, чтобы не пропускать самые свежие и интересные новости из мира науки!

Художник, известный как мастер графини Уорик, был кем-то гораздо большим, чем просто портретист: его, или ее, картины это игривое, драматическое произведение искусства. Кто бы это ни был, этот художник проявляет удивительную симпатию к женщинам и мужчинам, детям, подросткам — даже к суркам. И теперь состоится выставка художника, изображающая эпоху Тюдоров.

«Тайны Тюдоров»: кто мог нарисовать такие средневековые странности

Большинство профессиональных художников в Нидерландах в 16 веке, откуда, вероятно, происходил этот загадочный художник, были мужчинами, но были и женщины, в том числе портретистка Екатерина ван Гемессен. Возможно, «Мастер» — это лишнее предубеждение и на самом деле автором картин является «Мастерка» графини Уорик.

Эта выставка – это ювелирный ящик странностей эпохи Тюдоров, все женщины и мужчины в тесных лифах, которые выглядят по-королевски. В начале выставки вы встречаете Томаса Книветта из Эшвелторпа, позирует в роскошном белом наряде, сковывающем его верхнюю часть тела так, что его, пожалуй, трудно было бы носить в реальной жизни: шея дисциплинирована высоким трубчатым воротником и прикрывающей подбородок оборкой в то время, как талия вынуждена сужаться к минимуму из-за темных панталон с воланами.

Здесь нет двух одинаковых рюшей. Сама графиня Уорик на картине имеет шелковый рюш, поддерживаемый высоким черным воротничком и прорастающий из жемчужной повязки на голове. Элизабет Фицджеральд, графиня Линкольн, носит розово-белое платье, которое, кажется, ласкает его горло, словно раскрытый моллюск. Она подходит к ее кельтскому цвету лица и волос.

Читать также:
Тихая убийца на вашей кухне: ученые предупреждают о вреде алюминиевой фольги

Фицджеральд, известная как Прекрасная Джеральдина в честь посвященного ей любовного сонета, была ирландской аристократкой, которая имела влияние при дворе Елизаветы I. На этих картинах изображена высшая знать, социальный мир, в котором Елизавета была харизматичной личностью, и женщины могли иметь к ней особый доступ. Уильям Брук, 10-й лорд Кобэм, изображенный со своей семьей в 1567 году, был наместником Пяти портов, но леди Кобем тоже обладала властью как одна из фрейлин Елизаветы: ее глаза привлекают внимание в то время, как он кажется слишком важным, чтобы смотреть на художника.

«Тайны Тюдоров»: кто мог нарисовать такие средневековые странности

Это еще один шедевр, выходящий за пределы бытового портрета. Художник создает ослепительный, сложный момент за обеденным столом, где шесть маленьких детей супругов наслаждаются угощениями и играют со своими домашними питомцами. Малыш держит свое яблоко как сокровище, а его брат игнорирует собаку, выпрашивающую еду. Старший мальчик грациозно позволяет своей домашней птичке отдохнуть на рукаве, но самым лучшим домашним животным является сурок одной из девочек, которая нежно сдерживает его от нападения на попугая на столе. Ее сестры вежливо едят, но эта картина пронизана индивидуальностью, а не холодным конформизмом. Хотя одинаковая одежда девочек и младших мальчиков подчеркивает их общую идентичность Кобемов, каждое лицо уникально.

Это касается каждой картины этого мастера, изучающего человеческую уникальность. К сожалению, часть таинственности развеивается приземленным завершением спектакля. Современные документы, представленные здесь, наконец-то позволяют установить возможное имя мастера графини Уорик. Он был учеником фламандского художника Ганса Эворта. И звали его Арнольд Дериксон. Теперь есть новое имя, которое прибавится к культурному блеску елизаветинской Англии. Шекспир, Сидни, Марло, Гиллиард… и Дериксон.